ecology-komitet

Environment Secretary Eeva-Liisa Poutanen +358-(9)0-6220 2227 / eeva@mail.helcom.fi
Environment Assisstant Teija-Liisa Lehtinen +358-(9)0-6220 2226 / teija@mail.helcom.fi

В функциональные задачи Экологического Комитета входит научно-техническое обоснование деятельности Хельсинкской Комиссии по предотвращению загрязнения морской среды, включающее:

сбор и обработку научных данных и данных по состоянию окружающей среды применительно к задачам Хельсинкской Комиссии и обмен информацией на международном уровне;

развитие и периодический пересмотр совместных программ по мониторингу морской среды, контролю загрязнения атмосферы, мониторингу радиоактивных загрязнения в регионе Балтийского моря, а также разработке соответствующих методов исследования, позволяющих получать взаимосопоставимые данные, отвечающие определенным стандартам;

оценку состояния морской среды Балтийского моря и загрязнения атмосферы с разработкой соответствующих предложений для Комиссии; совершенствование методов оценки уровня радионуклидов, регистрацию радиоактивных загрязнения и подготовку Рекомендаций для Комиссии, основывающихся на реальном состоянии морской среды и степени риска для здоровья людей.

В дальнейшем планируются следующие направления деятельности ЭК:

оценка состояния прибрежных территорий;

вопросы, связанные с разработкой морского дна;

организация нового направления исследований по донным отложениям;

повышение качества и достоверности данных по мониторингу;

разработка новых методов оценки состояния окружающей среды и другие научные исследования.

ПРОГРАММЫ МОНИТОРИНГА БАЛТИЙСКОГО МОРЯ.

Рекомендация 9/7. Правила для программы мониторинга Балтийского моря. Принята 17.02.88г. в соответствии со Статьей 13, Параграф b).

Рекомендация 12/1 Порядок выдачи разрешения на проведение контрольных и научных исследований в территориальных водах, в особых экономических зонах, районах рыболовства и материковых шельфах. Принята 21.02.91г. в соответствии со Статьей 13, Параграф b). ХЕЛКОМ призывает, чтобы Договаривающиеся Стороны выдавали разрешение сроком на один год на плановые научные исследования в особых зонах, зонах рыболовства и материковых шельфах,

Рекомендация 14/1. Мониторинг нагрузки загрязнения из атмосферы. Принята 03.02.93г. в соответствии со Статьей 13, Параграф b). Рекомендация содержит Приложения и форматы отчетности. (Данная Рекомендация заменяет Рекомендацию 11/1). Приложение1. Рекомендуемый перечень параметров для мониторинга нагрузки загрязнения атмосферного воздуха. Приложение 2. Предварительные инструкции для подготовки отчета о данных мониторинга и представления в Хельсинкскую Комиссию с тремя форматами отчетности для оценки данных атмосферных выпадений в Балтийское море. Данные мониторинга должны представляться в Секретариат ежегодно до 1 июля 1990г.

Рекомендация 10/3. Мониторинг радиоактивных веществ. Принята в соответствии со Статьей 13, Параграф b). Данная Рекомендация содержит Дополнение и формат отчетности. (Заменяет Рекомендацию ХЕЛКОМ 8/1). Дополнение к Рекомендации 10/3 – “Руководство по мониторингу радиоактивных веществ”, включающее: сеть основных станций для отбора проб воды, донных отложений, образцов рыб, донных животных; карты, указывающие расположение зоны пробоотбора, подлежащие отбору радионуклиды; формат представления данных для морской воды, формат по отбору данных по донным отложениям, формат представления для гидробионтов, формат представления данных для взвешенных веществ; руководство по заполнению форматов. Договаривающиеся Стороны должны представлять свои данные в Секретариат ХЕЛКОМ ежегодно до 1 июня текущего года.

ОХРАНЯЕМЫЕ ТЕРРИТОРИИ (ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ПОБЕРЕЖЬЯ).

Рекомендация 10/2. Оценка воздействия нагрузки загрязнения на прибрежные территории Балтийского моря . Принята 14.03.89г. в соответствии со Стать╦й 13, Параграф b). Данная Рекомендация содержит Приложение – “Содержание оценок прибрежной зоны”. Отчеты представляются каждые пять лет, начиная с 1993г.

Рекомендация 15/1. Защита прибрежных территорий. Принята 10.03.94г. в соответствии со Статьей 13, Параграф b). Отчеты по данной Рекомендации должны представляться через каждые 3 года, начиная с 1996г.

Рекомендация 15/5. Система прибрежных и морских охраняемых территорий Балтийского моря. Принята 10.03.94г. в соответствии со Статьей 13, Параграф b). Данная Рекомендация содержит Приложение, в котором указаны 62 прибрежных территории. Для России особо охраняемой территорией назначен национальный парк Финский Залив; представлена карта по системе прибрежных и морских охраняемых территорий Балтийского моря. Доклады о состоянии охраняемой территории необходимо представлять Комиссии с 1996г. и далее через каждые три года.

Рекомендация 16/3. Сохранение естественной динамики прибрежных территорий. Принята 15.05.95г. в соответствии со Статьей 13, Параграф b). Рекомендовано Правительствам Договаривающихся Сторон информировать ХЕЛКОМ о новых проектах и мастер-планах мероприятий по защите берегов. ОХРАНА ЖИВОТНОГО И РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА.

Рекомендация 9/1. Защита тюленей в регионе Балтийского моря. Принята 15.02.88г. в соответсвии со Статьей 13, Параграф b). Рекомендация содержит формат отчетности. Рекомендовано просить международное агенство по исследованию моря постоянно оценивать условия существования популяции тюленей в регионе Балтийского моря на основе данных, представленных Договаривающимися Сторонами .

Рекомендация 10/1. Ситуации, выходящие за рамки нормы для морской окружающей среды. Принята 14.02.89г. в соответствии со Статьей 13, Параграф b). Рекомендовано Договаривающимся Сторонам отчитываться на совещаниях ХЕЛКОМ о действиях ,предпринятых в соответствии с Рекомендацией.

organizacija jekologija

1. ЭКОЛОГИЯ – частная, некоммерческая организация, которая оказывает информационную и техническую поддержку и организует обучение для локальных экологических групп в странах СНГ, Балтии, Центральной и Восточной Европы.
2. ЭКОЛОГИЯ предлагает техническую и гуманитарную помощь гражданам этих стран, испытывающим на себе экологические последствия советской эпохи. Все проекты ЭКОЛОГИИ нацелены на оказание гражданам конкретной помощи в решении экологических проблем на местном, региональном, национальном и глобальном уровнях.
3. Поддерживая организации на местном уровне, ЭКОЛОГИЯ стремится развивать навыки участия в демократическом процессе принятия решений. Общественная деятельность, связанная с охраной окружающей среды – важный путь вовлечения в общественно-политическую жизнь тех граждан, которые раньше не принимали в ней участия. Сотрудничество в области экологии, приходящее на смену конфронтации времен холодной войны, помогает не только решению глобальных экологических проблем. Оно также способствует развитию личных контактов людей разных культур, и тем увеличивает шансы на то, что грядущие поколения будут жить в мире.
ЭКОЛОГИЯ приобрела репутацию организации, имеющей особый опыт работы в странах Балтии и особый интерес к экологическим проблемам этого региона. Особая важность этой ниши связана с тем, что Балтийские государства представляют собой культурный перекресток между Центральной и Восточной Европой с одной стороны, и странами СНГ с другой. Сильные позиции ЭКОЛОГИИ в странах Балтии позволяют ей организовывать небольшие пилотные проекты, которые могут затем быть воспроизведены в более “западном” или более “советском” контексте. С 1989 г. американские сотрудники ЭКОЛОГИИ совершили более 25 поездок в балтийские государства. Сотрудники ЭКОЛОГИИ присутствовали при формировании парламентских демократий и принимали участие в этом процессе. Мы также наблюдали возникновение рыночных экономик в этих странах, кризисы, связанные с внутренними этническими конфликтами, взлет и падение массовых зеленых движений. Рэнди Криткауски, президент ЭКОЛОГИИ, был единственным зарубежным участником конгресса Литовского зеленого движения в 1993 г., первого со времен СССР. Это была прекрасная возможность наблюдать возрождение важного инструмента экологических и политических реформ в регионе.Сотрудники ЭКОЛОГИИ подготовили ряд докладов о положении в странах Балтии, в частности, доклад об аспектах балтийских зеленых движений, связанных с правами человека, для Хельсинской комиссии (1990) и Краткое руководство по странам Балтии для добровольцев Корпуса Мира (1992).
Мини-гранты для Балтии: В настоящее время идет третий год трехлетней программы ЭКОЛОГИИ “Мини-гранты для Балтии”, которую профинансировал Moriah Fund. Получателями грантов являются локальные экологические организации Эстонии, Латвии и Литвы, в том числе работающие в области экологического образования. В течение первых двух лет 62 организации получили суммы от $246 до $750 на осуществление разработанных ими проектов. Вследствие инфляции в странах Балтии верхний предел суммы грантов на третий год повышен до $1,500-2,000. Мини-гранты преследуют следующие цели:

“Возрождение к жизни” организаций, малоактивных в настоящее время, стимулирование их деятельности, направленной на улучшение экологической ситуации на местном уровне.
Расширение возможностей локальных организаций.
Многие из этих проектов предусматривают вовлечение общественности в принятие экологически значимых решений и различные акции; таким образом программа способствует укреплению гражданского общества и демократических процессов. В конце второго года программы ЭКОЛОГИЯ организовала в Литве конференцию получателей мини-грантов. Участники конференции (в том числе представители нескольких западных фондов) изучили ряд успешных проектов, поделились опытом укрепления организаций, получения финансирования от западных фондов. Среди проектов, профинансированных в рамках программы мини-грантов:

Защита болотной среды обитания и областей кладки яиц редкой пресноводной черепахи в Литве.
Подготовка и публикация крупномасштабной топографической карты бывшей советской военной зоны в Эстонии, включающей информацию о химическом и радиационном загрязнении.
Организация акций по очистке побережья Балтийского моря и Рижского залива, привлечение добровольцев, работающих под руководством членов экологических организаций.

jekologicheskij lager'Опыт активной деятельности с экологической направленностью: сюда может входить все: и очистка берегов от туристического мусора, и разборка завалов на реках и ручья, расчистка родников, уход за внешним видом водоема (например, спиливание старых аварийных деревьев по периметру озера), компактирование и депонирование мусора, оборудование туристских стоянок железными стойками для перекладины костровища, оборудование туристических стоянок столами и местами для сидения ямами для мусора, расстановка аншлагов с лозунгами, призывающими беречь природу, проведение исследований природных объектов во время турпоходов, проведение агитационных выступлений и выставок при посещении населенных пунктов во время похода, учет птиц и животных, поиск редких видов, определение нарушений водоохранной зоны и реагирование на эти нарушения, помощь лесничествам и лесхозам в уходе за лесонасаждениями, посадка деревьев на берегах рек, берегоукрепление методом посадки деревьев и другими методами (например, использованием старых покрышек), извлечение упавших в воду деревьев с целью их утилизации для нужд населения и туристов, раздача агитационной литературы туристам, демонстрация личного примера правильного экологически щадящего поведения.

Стационарные лагеря хорошо проводить вблизи населенных пунктов, которые, однако, сами располагаются на достаточном удалении от крупных индустриальных центров. Примером подобной базы можно посчитать экологический лагерь экологического клуба “Зеленый Парус” в поселке Рустай, который работает уже в течение 6 лет. Этот лагерь еще хорош и тем, что он расположен рядом с заповедником “Керженский”. В заповеднике всегда есть практическая работа, которую необходимо сделать, и специалисты, которые могут провести занятия с детьми. Передвижные лагеря или экспедиции также должны предусматривать возможность проведения дискотек и развлекательного блока. ЭКО “Зеленый Мир” приобрело генератор электроэнергии, который позволяет предоставить эту услугу в полевых условиях. Кроме того, это позволяет использовать компьютеры, видеоплейеры в полевых условиях. Экологически ориентированный отдых также должен иметь какие-то современные развлекательные компоненты. При стационарных и передвижных лагерях должна быть предусмотрена дискотека или специально приглашаться или тренироваться музыканты, знакомые с современными популярными песнями.

Инструкция по организации очистки водоёмов

Выбор водоёма Выбор водоёма зависит от задачи, которую преследует акция по очистке. Если акция носит пропагандистский характер необходимо выбирать водоём, который не убирается ни государственными службами, ни жителями и хорошо известен либо среди местных жителей, как зона отдыха, либо, в качестве исторического памятника. Это помогает вызвать сочувствие со стороны жителей и интерес со стороны журналистов. Если акция носит технический характер (уборка мусора с берегов водоема), выбор водоёма значения не имеет. Но желательно, чтобы дети ХОТЕЛИ его убирать. Опыт показывает, что техническая очистка водоемов не является самой важной целью мероприятия. Важна длительная демонстрация хорошего примера для подражания и привлечение средств массовой информации. Привлечение средств массовой информации многократно усиливает эффект. Были случаи, когда небольшие инвестиции со стороны “зеленых” и упорная длительная работа “вынудила” администрацию произвести значительные инвестиции в эту работу. В любом случае водоём не должен иметь очень крутых берегов и большую глубину вблизи берега на участке проведения работ.

jadernaja strategijaИзменяющаяся политическая атмосфера в российско-американских отношениях и обоюдная заинтересованность сторон в осуществлении необходимых мер доверия позволяют сегодня добиваться осуществления ранее невозможных подходов, таких как отвергнутый нами в 50-е годы план открытого неба. Договоренность об использовании воздушного пространства государств для ведения контроля за его военной деятельностью открывает возможности для применения других совместных мер, включая использование так называемых черных ящиков, то есть автоматизированных станций слежения на территории другого государства. В частности, в составе СПРН России и США мог бы быть введен так называемый нулевой эшелон предупреждения, созданный на основе датчиков локального действия, размещенных в непосредственной близости (200-500 м) от шахтных пусковых установок МБР с целью получения достоверной информации о запуске каждой наземной стратегической ракеты и передачи сигнала предупреждения в автоматическом режиме через спутники на командный пункт СПРН соответствующей стороны.

В качестве информационных средств в каждом черном ящике могут быть использованы различные сенсоры, например, сейсмические, электромагнитные, акустические, инфракрасные и телевизионные. Комплексное использование разнотипных сенсоров исключило бы возможность возникновения ложных тревог. Применение основанных на различных физических принципах сенсоров обеспечит достоверность сигнала старт МБР с каждой контролируемой шахтной пусковой установки с вероятностью, приближающейся к 100 процентам. Хотя такое решение не снимает проблемы раннего оповещения о запуске БРПЛ, опасность обезоруживающего упреждающего удара значительно снизится, поскольку ни у США, ни у России в обозримом будущем не будет возможности осуществить синхронизацию нападения на весь спектр стратегических целей силами одних БРПЛ, без привлечения МБР. Аналогичные меры можно применить в отношении предупреждения несанкционированных пусков БРПЛ при условии взаимной доверительной информации о жестко обозначенных границах зон патрулирования ПЛАРБ и установкой в этих зонах на плавающих платформах соответствующих датчиков.

Стратегической стабильности способствовало бы также ограничение патрулирования ПЛАРБ взаимно оговоренными районами, в которых запрещалась бы любая противолодочная деятельность. Дополнительными мерами по уменьшению внезапности ракетного нападения и неправильной интерпретации информации СПРН мог бы быть запрет испытаний БР с использованием настильных траекторий, обеспечивающих сокращение времени полета ракет, а также выделение на поверхности земного шара и в околоземном пространстве районов, в которых полностью запрещается постановка помех, способных оказывать косвенное воздействие на СПРН.

Еще одной важной военно-политической мерой доверия мог бы стать регулярный обмен данными относительно мероприятий и средств, гарантирующих от несанкционированных или случайных пусков баллистических ракет. В идеале стороны должны были бы совместно разработать и внедрить такие средства применительно к стратегическим вооружениям. Исключению опасности возникновения непреднамеренного ядерного конфликта способствовала бы также договоренность о взаимном информировании об уровне боеготовности стратегических сил по запросу другой стороны. Далеко идущей мерой доверия была бы договоренность о взаимном посещении специалистами обеих сторон центров управления стратегическими силами.

Наконец, в отношении политико-военных мер доверия на следующем этапе сокращения стратегических вооружений следовало бы стремиться к формированию стратегических взаимоотношений России и США на принципиально новой основе – предсказуемости, транспарентности и взаимной сдержанности. Еще до начала испытаний прототипов любых новых стратегических вооружений стороны должны были бы информировать друг друга об их основных параметрах и характеристиках, проводили бы консультации для снятия возможных вопросов. Проводились бы посещения лабораторий и полигонов. Чрезвычайно важно, чтобы мерами доверия были охвачены и системы управления, контроля, связи и разведки. В условиях широкомасштабных сокращений стратегических вооружений у сторон должна быть полная уверенность в том, что эти системы не приспособлены для ведения затяжной ядерной войны. Такая уверенность могла бы достигаться полной транспарентностью деятельности сторон в данной области. В этой связи мерами доверия открытости и предсказуемости должна быть охвачена вся космическая деятельность России и США.

Следует заметить, что такая перспектива не так уж фантастична. Ведь уже имеющееся совместное заявление президентов России и США от 10 мая 1995 г. предусматривает, например, проведение переговоров по проблеме транспарентности и необратимости процесса сокращения ядерного оружия, имеющих, в частности, целью подготовку соглашения об обмене детальной информацией о совокупных запасах ядерных боеголовок и расщепляющихся материалов. В ходе предварительных консультаций, состоявшихся в июне и октябре 1995 г., между сторонами достигнуто согласие относительно необходимости поэтапного подхода к проблеме транспарентности и необратимости. Есть в целом и взаимопонимание, что задачей первого этапа является подготовка соглашения о защите передаваемой секретной и чувствительной информации.

jadernyj kontrol'Вообще утверждение о том, что по мере продвижения ядерного разоружения система контроля будет неизбежно усложняться и, следовательно, удорожаться, представляется по меньшей мере спорным. Ведь нынешняя громоздкая инфраструктура контроля, созданная и создаваемая по Договорам РСМД, СНВ-1, ДОВСЕ Конвенции о химоружии и т.д., есть не что иное, как плата сторон – и очень высокая – за былое взаимное недоверие. Поэтому, если исходить из того, что доверие в отношениях между Россией и США будет возрастать, можно предположить, что стороны не будут стремиться усложнить и утяжелить инспекционно-контрольный механизм, а в ряде случаев и откажутся от наиболее дорогостоящих его частей. Для упрощения и снижения стоимости инспекционной деятельности можно было бы также проработать вопрос о создании инспекционных центров на территориях друг друга.

Однако в вопросе о ликвидации ядерных боезарядов без контроля, вероятно, не обойтись. Не исключено, что здесь потребуется взять под наблюдение значительную часть жизненного цикла ядерных зарядных устройств, включая производство и переработку расщепляющихся материалов. Такой контроль скорее всего потребует широкого внедрения в инспекционную деятельность нейтронной и гамма-спектрометрической аппаратуры обнаружения ядерных боезарядов, которую стороны могли бы не только согласовать, но и, возможно, совместно разработать. Эффективный контроль за ядерными материалами и их производством, устраняя возможности оперативного наращивания боевого потенциала стратегических сил, способствовал бы повышению взаимного доверия сторон. К военно-техническим мерам относится совершенствование технических мер предупреждения несанкционированных действий с ядерным оружием (установка электронных замков и устройств, приводящих в негодность носители ядерного оружия при попытке таких действий, например, со стороны террористов).

Наконец, на этапе СНВ-3 скорее всего значительно возрастет роль так называемых пробных инспекций, когда стороны договариваются о показе своих вооружений в целях разработки тех или иных договорных положений.

В области военно-политических мер доверия речь, как минимум, могла бы пойти о следующем:

– соединить автоматическими линиями связи командные пункты систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН) России и США, что позволило бы значительно повысить их эффективность и увеличить время принятия решений в кризисной ситуации;

– ввести в дополнение к уведомлениям о пусках БР уведомления об испытательных пусках вооружений с тяжелых бомбардировщиков;

– запретить приближение подводных лодок сторон с БРПЛ к береговой линии России и США менее чем на 5000 км и подводных лодок с КРМБ (если они не будут запрещены) менее чем на 1000-1500 км;

– установить в местах хранения неразвернутых СНВ (для МБР, БРПЛ и КРВБ) постоянные посты наблюдения с использованием соответствующих датчиков.

Вместе с тем размаху и масштабу сокращений СНВ на новом этапе соответствовали бы и более далеко идущие меры доверия. Так, например, существует потребность в оперативном обмене информацией в реальном масштабе времени, в частности, в случаях ложных срабатываний СПРН, учебно-боевых и испытательных пусков баллистических ракет, аварийных пусков баллистических ракет, несанкционированного или анонимного применения ядерного оружия, повреждений важных для национальной безопасности космических аппаратов.

Для решения этой задачи уже функционирующие технические органы обеспечения выхода из опасной ситуации – Центры по уменьшению ядерной опасности (ЦУЯО) – каждой из сторон могли бы быть связаны с командными пунктами не только СПРН, но и систем контроля космического пространства (СККП) своей страны, оснащены средствами автоматической передачи запросов другой стороне и средствами сопоставления полученных ответов с данными своих национальных средств. В этих целях можно было бы создать в составе ЦУЯО командно-вычислительные пункты (КВП), связанные быстродействующими линиями автоматической передачи данных с КП СПРН и СККП, военно-политическим руководством обеих стран и руководством вооруженных сил, а также с аналогичным КВП другой стороны.

yaderniyОписанные выше меры и шаги следующего этапа сокращений стратегических вооружений, если не соответствуют, то весьма близки к реализации концепции минимального ядерного сдерживания, существо которого, по всей вероятности, заключается в достижении минимального уровня стратегических сил, на котором сохраняется их способность к сдерживанию через возможность нанесения неприемлемого ущерба в ответном ударе. При этом непомерно завышенные сейчас в оперативных планах обеих сторон критерии такого ущерба должны быть, несомненно, радикально пересмотрены, возможно, в результате совместного обсуждения.

При таком варианте в идеале были бы ликвидированы возможности применения ядерного оружия как на горизонтальной (расширенное сдерживание), так и на вертикальной (противосиловой удар) лестнице эскалации гипотетического ядерного конфликта. Или иными словами – ликвидирована способность не только к первому противосиловому удару, но и к ответно-встречному удару, угрожающая кризисной стабильности. Хотя в военно-техническом отношении ограничить стратегические потенциалы сторон способностью исключительно ответного удара – чрезвычайно сложная задача.

В контексте столь масштабного подхода к сокращению СНВ стратегическая стабильность становится гораздо более чувствительной к нестратегическим ядерным вооружениям – наземного, воздушного и морского базирования, которые, однако, понадобятся России и США для сдерживания других государств (в том числе и в третьем мире). Ведь минимальное сдерживание, по всей вероятности, предполагает одновременно максимально высокий ядерный порог. А он, по оценке большинства военных экспертов России и США, понижается с внедрением в ядерные арсеналы сторон таких вооружений. В этой связи в перспективе минимальное ядерное сдерживание должно обеспечиваться стратегическими силами России и США на уровне определенного количества гарантированно выживающих боеголовок – в зависимости от того, как будут решены другие вопросы (ПРО, ПЛО, ПВО и др.), а также на каком этапе к ядерному разоружению подключатся другие ядерные державы – при сохранении минимального, взаимно оговоренного количества нестратегических ядерных вооружений.

На этапе СНВ-3 шаги по сокращению стратегических вооружений должны быть дополнены широкомасштабными мерами доверия. Между этими шагами и мерами существует взаимодополняемость. С одной стороны, ядерное разоружение сопровождается утверждением в военно-политических отношениях между Россией и США новых стандартов открытости, доверия и взаимного контроля, создающих взаимное ощущение снятия военной угрозы и ведущих к повышению предсказуемости и стабильности; а с другой стороны, укрепление взаимного доверия создает предпосылки для дальнейших радикальных сокращений стратегических вооружений. Применительно к следующему этапу сокращений СНВ можно с уверенностью сказать: чем более далеко идущими будут меры доверия, о которых стороны договорятся в ходе переговоров, тем глубже могут быть такие сокращения. При этом крайне желательным будет распространение двусторонних мер доверия на отношения России с ядерными союзниками США – Англией и Францией.

Меры доверия можно было бы условно разделить на три основные группы:

– военно-технические, связанные с обеспечением эффективного контроля за выполнением сторонами взятых на себя обязательств, а также с выработкой самих обязательств (так называемые пробные меры, применяемые еще до вступления соглашения в силу);

– военно-политические, связанные с улучшением взаимодействия относящихся к СНВ функциональных служб сторон, а также с ограничением военной деятельности в области СНВ, устраняющим взаимные озабоченности сторон;

– политико-военные, связанные с обеспечением открытости военной деятельности и ведущие к предсказуемости действий сторон в области СНВ.

Что касается системы мер контроля за соблюдением договоренностей СНВ-3, то в целом она, несомненно, будет основана на тех разветвленных механизмах проверки, которые создаются по Договорам СНВ-1 и СНВ-2. При всей эффективности национально-технических средств контроля наиболее убедительным средством, вероятно, останется инспекция на месте. В этой связи в условиях осуществления нового этапа ядерного разоружения следовало бы, вероятно, идти не в направлении расширения круга объектов, подпадающих под инспекции, а также увеличения квоты инспекций, а ввести следующее правило: не веришь – приезжай и убедись. Иными словами, ключевой мерой контроля должна стать инспекция на месте любого подозреваемого объекта без права на отказ. Такая мера не только соответствовала бы новому характеру военно-стратегического взаимодействия сторон, но и способствовала бы решению задачи упрощения и удешевления инспекционно-контрольного режима. В практическом плане это означало бы обеспечение полной транспарентности объектов СНВ и их деятельности.

x_75ef0683Вторым важным фактором, который необходимо учитывать при оценке потенциальной опасности территории, является вероятность заблаговременного оповещения населения о приближении облака СДЯВ.

Согласно [5] в нашей стране используются четыре системы оповещения населения. Каждая система характеризуется временем от начала аварии до момента начала оповещения. Зная скорость распространения фронта зараженного воздуха, нетрудно оценить, на какую глубину успеет распространиться зараженный воздух, прежде чем сработает система оповещения (Рис.3).

Время срабатывания системы оповещения [5]:

  • автоматическая – 3 мин.;
  • автоматизированная – 5 мин.;
  • неавтоматизированная – 10 мин.;
  • территориальная неавтоматизированная система – 20 мин.

Используя описанный выше подход, мы рассчитали вероятность заблаговременного оповещения населения в зависимости от удаленности районов проживания от эпицентра возможной аварии .

 

– автоматическая система оповещения (время до начала оповещения – 3 мин.);


– автоматизированная система оповещения (время до начала оповещения – 5 мин.);


– неавтоматизированная система оповещения (время до начала оповещения – 10 мин.);



– территориальная система оповещения (время до начала оповещения – 20 мин.);


– вероятность для данного района оказаться под действием облака СДЯВ при возникновении аварии.

 

Из рис. 4 следует, что независимо от применяемой системы оповещения часть прилегающей территории не будет оповещена о подходе зараженного облака ни при каких обстоятельствах. Следует также отметить, что время срабатывания автоматической системы оповещения по-видимому, значительно меньше времени необходимого населению для осознания факта происшедшего и самостоятельного принятия адекватных мер защиты, поэтому жители районов, проживающие в непосредственной близости от зоны “неоповещения” окажутся в столь же тяжелом положении, что и их соседи.

Сопоставление вероятности оповещения населения с аналогичной вероятностью оказаться в зоне аварии (см. рис. 4) позволяет определить границы зоны максимального поражения. Эта зона в случае аварии с единичной вероятностью будет накрыта зараженным облаком, а жители ни при каких обстоятельствах не будут заблаговременно оповещены об опасности. Радиус этой зоны равен радиусу зоны “неоповещения” ~ 250 м.

На основании полученных данных нетрудно оценить наиболее вероятную глубину распространения зараженного облака Гвер.:

Гвер. = Sp(Гi)*Гi. (2)

Гвер составляет 797 м (см. рис. 4).

Проделанные расчеты проиллюстрированы на карте г. Москвы (рис. 5 и 6). На рисунке 5 показаны упомянутые зоны вокруг АО “Русь” для случая гипотетической аварии с выбросом 5-ти тонн аммиака. Аналогичные зоны представлены на карте применительно к территориям, прилегающим к предприятию “Интерхладторг” (рис 6). В обоих случаях в зону максимального поражения попадают жилые дома и социальные объекты.

В заключении необходимо отметить, что сделанные расчеты целесообразно дополнить оценкой тяжести поражения населения и общего числа пораженных в результате острого отравления СДЯВ и оценить риск отдаленных (стохастических) последствий для здоровья населения в соответствии с принятой в мире практикой. Представляется целесообразным осуществить картирование всей территории Москвы в соответствии с предложенным подходом, выявив тем самым зоны наибольшей потенциальной опасности для проживания. Указанные расчеты, возможно, лягут в основу последующих публикаций.

Точность приведенных в данной статье оценок может быть повышена при наличии более подробной информации о повторяемости погодных условий в Москве, а также при использовании более точных моделей атмосферной дисперсии. В настоящей статье мы сознательно не касались влияния направления ветра на структуру зон. Это обстоятельство связано с несколько упрощенным учетом поперечного размывания облака в данной модели [5].

Все приведенные в статье расчеты были выполнены с использованием компьютерной программы расчета последствий аварий на химически опасных объектах г. Москвы. Программа была разработана и Инженерным Центром Прикладной Экологии “Авгур”. Авторы выражают благодарность коллективу ИЦПЭ “Авгур” за оказанную помощь.

Литература.

1.Блэк С.Н., Найхаус Ф. Насколько безопасно “слишком” безопасное?// Бюллетень МАГАТЭ.- 1980.- т.22, №1,- С. 47-58.

2.Новечко А., Аскулай Э. В перспективе: Роль оценки безопасности и управления риском.// Бюллетень МАГАТЭ.- 1989.- Т.29, №2,- С.39-45.

3. Климат Москвы за последние 30 лет. Под ред. М.А. Петросянца. М., 1989, 94с.

4. Климат Москвы (особенности климата большого города) Под. ред. А.А. Дмитриева и Н.П. Бессонова. Л., 1969. 324 с.

5. Методическое пособие по прогнозированию и оценке химической обстановки в чрезвычайных ситуациях. М., ВНИИ ГОЧС 1993, 130 с.

verojatnost' avariiВместе с тем, несправедливо было бы упрекать в нерасторопности специалистов МЧС, несущих прямую ответственность за обоснованное использование бюджетных средств в условиях, когда реальной опасности жизни и здоровью населения может и не наступить. Совершенно очевидно, что эффективность реализации дорогостоящих мероприятий по защите населения в условиях промышленной аварии может быть существенно повышена за счет введения практики страхования жителей районов, непосредственно прилегающих к опасным промышленным объектам. Для обоснованной реализация такого подхода необходимо осуществить заблаговременное ранжирование прилегающих территорий по степени опасности для населения. Принятый на сегодняшний день подход выделения вокруг химически опасного объекта так называемой зоны ответственности предприятия радиусом 2.5 км явно недостаточен.

Для оценки распределения вероятности поражения (риска) населения проживающего вблизи потенциально опасных предприятий необходимо принять во внимание природу СДЯВ и общий запас его на предприятии, а также климатические особенности региона.

Ниже предлагается возможный подход к расчету радиального распределения риска на примере двух предприятий г. Москвы и ранжирования на базе этого распределения прилегающих территорий по степени опасности. Данный подход может быть положен в основу оценки реальных расходов на страхование населения.

При проведении расчетов принимались следующие допущения:

    • в расчетах рассматривалась гипотетическая авария с выбросом в окружающую среду жидкого аммиака;
    • принималась равная вероятность возникновения аварии для любого времени суток;
    • максимально возможный выброс СДЯВ при аварии соответствует разрушению максимальной единичной емкости;
    • атмосферное рассеяние СДЯВ рассчитывали по методике разработанной ВНИИ ГОЧС [5] и принятой в качестве базовой службами МинЧС;
    • в расчетах использовалась статистическая информация о повторяемости метеоусловий в Москве опубликованная в [3,4].

Использованная в расчетах модель атмосферной дисперсии СДЯВ определяет в качестве выходных параметров глубину и площадь зоны распространения зараженного воздуха, а также скорость перемещения его фронта, как функцию метеоусловий. В качестве метеоусловий рассматриваются скорость ветра и состояние вертикальной устойчивости атмосферы по упрощенной классификации: инверсия, изотермия, конвекция. Состояние устойчивости атмосферы в свою очередь определяется по состоянию облачности и времени суток. Таким образом, при наличии информации о повторяемости скоростей ветра и облачности в течение суток нетрудно рассчитать, например, вероятность реализации зоны заражения той или иной глубины. К сожалению, информация о повторяемости погодных условий во всей необходимой полноте для Московского региона представлена в литературе достаточно скудно. На основании данных опубликованных в [3,4] нами с удовлетворительной точностью было рассчитано распределение вероятности реализации метеорологических состояний только для осенне-летнего сезона. Указанная зависимость, за суточный период, представлена на рисунке 1.

Используя аналогичные зависимости для различных периодов суток, мы рассчитали распределение основных параметров гипотетических аварий с выбросом в окружающую среду 5-ти тонн аммиака для двух Московских предприятий АО “Русь” и АО “Интерхладторг”. В расчетах использовались данные представленные штабом ГО Москвы об условиях хранения СДЯВ и возможном характере его разлива.

В таблице 1 представлен пример расчета для одного из возможных состояний атмосферы.

Таблица 1. Пример расчета основных параметров зон заражения при выбросе в окружающую среду 5-ти тонн аммиака.

Конвекция(День, ясно или переменная облачность)
Скорость ветра, м/с

0

1

3

7

10

12

Вероятность состояния

0,026744

0,039541

0,047652

0,014701

0,002028

0

Глубина зоны, км

0,6

0,57

0,57

0,48

0,45

0,43

Скорость фронта, км/ч

7

8,4

18

41

59

71

Распределение вероятности реализации зоны заражения различной глубины для осенне-летнего сезона представлено на рисунке 2.

Полученная зависимость является основой для оценки риска R для населения оказаться в зоне заражения в случае возникновения аварии. С точки зрения теории вероятности такой риск представляет собой вероятность того, что облако зараженного воздуха накроет территорию удаленную от эпицентра аварии на расстояние X, или, иными словами, вероятность того, что глубина зоны заражения будет больше удаленности данной точки от эпицентра:

R(Г > X) = 1 – Sp(Г), (1)

x

где Г – глубина зоны заражения;

р(Г) – вероятность реализации зоны заражения глубиной Г;

X – расстояние от эпицентра аварии.

 

Результаты расчета по формуле (1) представлены на рисунке 2 столбцами голубого цвета. Из рисунка следует, что прилегающие к объекту территории ограниченные окружностью радиусом 430 м в случае аварии будут накрыты зараженным воздухом с единичной вероятностью, то есть при любых погодных условиях. Объекты удаленные от эпицентра аварии более чем на 1900 метров окажутся в зоне безопасности, т.к. при любых погодных условиях максимальная глубина распространения зараженного воздуха не превышает 1900 м.

avarija karta

После аварии на Чернобыльской АЭС все компоненты окружающей среды испытали мощное радиоактивное загрязнение. Наиболее загрязненными являются участки ближней зоны ЧАЭС (до 3-5 километров на запад и северный


Возникновение техногенных аварий, сопряженных с угрозой жизни и здоровью населения, например при попадании в окружающую среду сильно – действующих ядовитых веществ (СДЯВ), является острой проблемой современного индустриального общества. Особой опасности подвергается население, проживающее в непосредственной близости к потенциально опасным объектам.

В результате сложившейся в нашей стране традиции многие химически – опасные объекты размещены в населенных пунктах с высокой плотностью населения. К числу таких объектов относятся не столько крупные химические комбинаты, отделенные от жилой зоны широкой санитарно – защитной полосой, сколько предприятия пищевой промышленности, использующие промышленные холодильные установки, работающие на аммиаке, и размещенные зачастую в плотно заселенных районах. Данная ситуация характерная, в частности, для Москвы стала возможна, благодаря принятой в практике работы предприятий концепции безаварийной работы.

Суть концепции состоит в следующем. При проектировании любого производства, применяющего в технологии сильнодействующие или токсичные материалы, используются технические решения, предельно снижающие возможность аварии. Дополнительно устанавливаются системы защиты (специальные поддоны под емкостями со СДЯВ, водяные завесы и т.д.) минимизирующие ущерб от аварийных выбросов. Персонал предприятия проходит специальное обучение и периодическое тестирование, кроме того, реализуются специальные меры организационного характера. Признавая, что указанный подход позволил существенно снизить вероятность промышленных аварий, необходимо также признать, что реальный уровень опасности существенно выше расчетных оценок. Действительно, согласно расчетам вероятность возникновения последовательности таких аварий, как аварии на Чернобыльской АЭС, в Бхопале, на Тримайл Айленде, а также большого числа менее значительных аварий, в течение одного столетия представляется ничтожной. Реальный опыт человечества заставляет усомниться в принципиальной возможности достижения действительно безаварийной работы предприятий[1,2].

Следствием традиционного подхода основанного на концепции безаварийной работы является недостаточное внимание к вопросам связанным с прямыми последствиями аварии. Совершенно нерешены вопросы связанные со страхованием населения, проживающего в непосредственной близости к потенциально опасным объектам. Нет четких нормативных критериев принятия решения по защите населения. Решение о проведении защитных мероприятий принимается руководителями аварийных служб, зачастую, на основе субъективных оценок возможного развития событий.

Характерным примером явились события в марте 1996 года в Москве при пожаре на шинном заводе. При возникновении реальной угрозы отравления населения прилегающих к заводу районов продуктами горения к месту аварии были подтянуты транспортные средства для проведения срочной эвакуации населения. Однако приказ о проведении эвакуации так и не был отдан. По-видимому, руководители аварийных служб ожидали момента, когда концентрация токсикантов в приземном слое воздуха превысит опасный уровень. Вопрос о том сколь эффективно проведение эвакуации в условиях заражения воздуха ядовитыми веществами с опасной концентрацией остается открытым.

Эакций, идейных дискуссий и организационныхyHIpDCdC3dc
перестроек. В одних регионах эти ветви экологической активности даже
трудно и различить, в других, напротив, они – антагонисты, в третьих –
сотрудничают, но каждый раз оговаривая свою долю вклада в общее дело. Продолжить чтение