Солдаты погоды

parad pobedy pogodaТак кто же определял погоду во время Великой Отечественной войны?

Если задуматься, то боевые действия нашей армии – Сухопутных, Военно-воздушных сил и Военно-морского флота – не смогли быть логически завершёнными без необходимого метеобеспечения или своевременного и достаточно точного прогнозирования погоды в определённый месяц, день и даже час. Поэтому с первых дней войны Гидрометслужба СССР была передана в непосредственное подчинение Генеральному штабу. Вот почему до поры *солдаты погоды*, оставаясь как бы в тени, внесли значимую, если не определяющую лепту, в общую Победу над врагом.
Вспомним хотя бы исторический парад на Красной площади, который состоялся 7 ноября 1941 года, имевший колоссальное морально-псих

ологическое значение. Итак, по порядку…
Москва с трёх сторон была окружена немецко-фашисткими полчищами. А тут ещё погода на руку врагу: первые числа ноября, а на небе – синяя безбрежность, ни облачка. Налёты вражеской авиации и бомбовые удары следуют один за другим. Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин требует от гидрометеорологической службы страны *твёрдокаменные* гарантии о погоде на 7 ноября: только при ненастье может состояться этот феноменальный, в чём-то *знаковый* парад. Работники из *бюро погоды* понимали свою ответственность: неверный прогноз – и репрессии неминуемы. Синоптики работали круглосуточно, используя всё – от летописных источников до архивных статистических данных по наблюдению за погодой от времён Петра Великого и даже раньше.

И вот товарищу Сталину доложили: погода прогнозируется плохая, парад проводить можно! Научный прогноз советских синоптиков оправдался стопроцентно: в шесть утра небо обложили низкие снеговые тучи, шансов для налёта вражеской авиации – никаких. Грандиозный парад состоялся в полном объёме.  Долгосрочное прогнозирование погоды сыграло важную роль и во время подготовки крупнейших военных операций на Курской дуге, во время Висло-Одерской операции или в разгроме фашистов под Сталинградом, когда дата начала наступления Советской армии была назначена в соответствии с наступлением благоприятной погоды для Сухопутных войск и вылетов авиации.
Один из таких *солдатов погоды*, патриарх отечественной метеорологии из Обнинска Михаил Байдал, о котором в связи с его 90-летним юбилеем сообщала наша газета. Тогда первый и главный к юбиляру был, естественно, вопрос о его значимых научных трудах. Михаил Харлампиевич назвал свои исследования именно военной поры.
– Мне кажется, что обнаружение наличия полюса атмосферной циркуляции Земли, а также высотной фронтальной зоны со струйными воздушными течениями на высотах от пяти до девяти километров явилось знаковым выводом в моей научной деятельности, – признался учёный. – Если учесть, что сие случилось не в мирные лета, а в военном сорок четвёртом году.
Действительно, поскольку мониторинг двух этих характеристик позволил в полной мере поставлять долгосрочные прогнозы погоды для военного командования Сталинградского и Арктического фронтов. Таковым оказался несколько *экзотический*, но весомый вклад Байдала в Великую Победу над врагом… Ну а полученные данные в свою очередь дали толчок к научному объяснению колебаний и долгосрочных тенденций климата Земли в том или ином регионе нашего некогда могучего СССР. И другой научный итог военных результатов учёного: ему удалось показать и доказать в колебаниях климата Земли наличие 35-летнего цикла, что дало возможность конструктивно прогнозировать климатические характеристики на десятилетия вперёд…
В связи с этим вспомнился и другой пример из военной поры. У многих фронтовиков, которые в День Победы 9 Мая 1945 года были в Москве, в памяти запечатлелось яркое солнце и синее небо над столицей. Но это было чисто психологическим заблуждением. Архивные данные говорят об ином. В канун Дня Победы в Москве было всего полтора градуса тепла, шёл мокрый снег с дождём. Ну а 9 Мая ртутный столбик выше восьми градусов даже не поднимался, было хмуро и пасмурно.
Скорее всего, радость Великой Победы была столь велика и безгранична, что в подсознании осталось ощущение тепла, солнца и безбрежной голубизны.
Праздник души незаметно подменился праздником природы.
Геннадий СМОЛИН.

Comments are closed.